Самое читаемое

Как в Ижевске появились «немецкие дома»?
13.09.2017

Двадцать пять лет назад в Ижевске, в логу Карлутки, где раньше была улица Белинского из деревянных домов, возник новый микрорайон. Официально он стал именоваться, как часть Индустриального района, микрорайон № 16; не официально, в народе – «немецкие дома».

Район небольшой - это всего шесть пятиэтажных зданий (Удмуртская №№ 286, 288, 290, 292, 294 и 296). Как занесло «немецкие дома» в наш Ижевск?

 

Дома в обмен на газ

 

Дома и действительно были немецкой постройки – строили их строители из незадолго до этого почившей в бозе ГДР. Строили из своих материалов, по своим технологиям, своим оборудованием, местным был только песок с селычкинских карьеров, пространство и воздух. Дома получились нарядными, для погружавшегося тогда в кризис Ижевска неожиданно нарядными даже – на каждом этаже всего по две квартиры, с высокими потолками, большими кухнями, немецкими обоями в подъездах и т.д. В бывшей ГДР точно такие же дома возводили для молодых семей, сегодня они чаще всего заселяются мигрантами.

Откуда вообще взялся этот микрорайон, когда строительство жилья для людей почти остановилось? Возник он благодаря договорам «Газпрома», по которым немцы за газ частично расплачивались подобными стройками – подобные дома и микрорайоны тогда же возникли в соседнем Чайковском (в гораздо большем количестве), Перми и других городах бывшего СССР. Квартиры и распределялись среди газовиков, в том числе и самых простых работяг. Из Германии немцы привезли почти все – от наборов панелей, строительной техники до гвоздей и болтов. Захватили с собой и подсобных рабочих – поляков и «братушек»-болгар, именем которых теперь называется пила «болгарка». Платили им в два раза меньше и относились с малоскрываемым пренебрежением, на что славяне очень обижались. Поселились тогда еще диковинные иностранцы строители в гостинице на «Биатлоне», там у них был организован и бар с магазинчиком, и собственное место для танцев. Последнее особенно манило ижевчанок различных возрастов для устроений нелегкой женской судьбы. Очень молодых, кстати, и на вид не очень высокоморальных туда не пускали. Отдавалось предпочтение тем, кому за тридцать. И многие судьбу устроили; немцы отчего-то особенно выделяли тех, у кого уже были дети.

 

Ижевчане ходили смотреть на стройку

 

Для ижевцев сам процесс немецкого строительства стал местом для проведения досуга. Многое в нем было тогда необычным. Первое – техника, маленькие трактора и экскаваторы, которые ловко сновали по склону лога. В самих домах удивляли такие диковинки, как домофоны, пластиковые окна, которые не пропускали шум с Удмуртской, пластиковые же прозрачные двери и свет в подъезде с сенсором движения. Пол в квартирах был покрыт линолеумом, расписанном под паркет, такая «обманка» тоже тогда была еще не привычной. Обои были наклеены даже в ванной, а батареи имели отдельное регулирование теплоты, моющимися обоями были обклеены и стены в подъездах.

Удивляло не только это, а и то, как немцы работали. Появлялись на стройке минута в минуту, никаких личных перекуров, но и никаких надрывов и спешки – все шло неспешно, но четко и неотвратимо – стройку начали в 1992, а закончили в 1993 году. Перерыв на обед – тоже минута в минуту, и никаких авралов и сверхурочных – пусть работа не завершена или раствор еще остался (чего, впрочем, никогда не замечалось), но  она, как и начата, будет закончена минута в минуту.

Удивляла и некоторая глуповатость, что ли, самого исполнения трудовых движений. Например – на площадку привозится бетон, который нужно занести внутрь дома. Немцы его складывали на носилки и как муравьи несли их по дороге в обход дома, заносили в подъезд и потом в квартиру. Вопрос автора этих строк, почему бы не открыть окна и просто лопатами этот бетон или раствор не забросить в нужную квартиру, немецких муравьев и их польско-болгарских помощниках несколько озадачил. Но идея была быстро усвоена, осмыслена и подхвачена – понадобилась на ее претворения в жизнь всего несколько часов. Уже на следующий день можно было наблюдать, как немцы и их помощники, как всегда методично, забрасывали раствор в окна первого этажа. За что с них была истребована упаковка «Кока-колы».

Совершенно отличалось от привычного и устройство дворов – во всех них была установлена «ливневка», оборудование для детей и т.п. Они и сегодня продолжают служить жителям, несмотря на некоторый износ и слом пары лавочек.

Впрочем, был у немецких домов, по меньшей мере, один, тогда малосущественный, но сегодня весьма, недостаток – просто отличная слышимость других квартир. Тем, кто живал в Германии, он хорошо известен – почти все немецкие дома, особенно муниципальные, университетские и т.п. им отличаются. Но при сегодняшних акустических технологиях недостаток этот достаточно легко, за сравнительно небольшую цену – устраним.

 

Немецкие постройки Ижевского завода

 

Это были не первые дома немецкого производства в Ижевске. До 30-х годов стояла у нас построенная в 1872 году лютеранская кирха. Стояла за Александро-Невским собором, на пересечении улицы Троицкой (ныне Советская) и улицы Красная (тогда – Куренная). Если бы сегодня кирха осталась цела, то ее правая стена (если стоять лицом к алтарю) проходила бы через дом № 2 по улице Советской.

Все дело в том, что с самого основания Ижевских заводов потянулись в наши места представители самых разных европейских народов, которые, в большинстве своем, верой и правдой служили новому Отечеству. Целый иностранный десант из мастеровых и специалистов высадился в Ижевске под руководством Андрея Дерябина, в 1807 году когда началось возведение нашего оружейного завода. Нужен был передовой технологический опыт и специалистов вербовали по всей Западной Европе. Всего при Дерябине на заводе работало не менее полутора сотен иностранцев. Были здесь представители самых разных европейских народов: и вюртембержцы, и ганноверцы, и датчане, и выходцы с Британских островов и т.д. Но для ижаков все они, традиционно, были «немцами», то есть – немыми, язык которых не понятен… 

Самых разных талантов иноземцы прибыли тогда в Ижевск. Фридрих Поппе стал главным оружейным мастером завода. Он не просто педантично исполнял свою должность, но и заботился о том, чтобы иностранные мастера передавали свои знания местным ученикам. Были среди «немцев» такие выдающиеся личности как механик и гравер датчанин Христиан Шиотц, куранты работы которого били на главной башне завода масонскую мелодию «Коль славен наш Господь в Сионе». Оружейные мастера братья Боде положили начало производству в Ижевске охотничьих ружей. Резчики Гольдфанг и Калмер стали основателями ижевской школы резьбы по оружию, которая до сих пор остается лучшей в России. Александр Цеддельман стал первым ижевским просветителем: на его попечении была заводская библиотека, им после войны 1812 года был организован и первый любительский театр, «на котором» даже играла кавалерист-девица Надежда Дурова (первый ижевский трансвестит).

Большинство из немцев   жило недалеко от кирхи и по улице Красная. Здесь же жил и любимец ижевцев доктор Альберт Пиккеринг (1860-1910). Свою благодарность одной из вех его деятельности ижевцы засвидетельствовали даже на страницах местной и губернской печати:

“Из Ижевскаго завода в “Волжском Вестнике” (№ 314) пишут, что 3-го декабря в ижевской земской больнице, по постановлению сельского схода Ижевской Нагороной волости, представителями названного общества была выражена благодарность местному земскому врачу г. Пиккеринг подношением св. иконы Христа Спасителя и хлеба-соли на серебряном вызолоченном блюде с надписью: “Неутомимому и самоотверженному нашему земскому врачу, Альберту Альбертовичу Пиккеринг, признательное общество обывателей Ижевской Нагорной волости, Сарапульского уезда, Вятской губ. (ернии), 20 сентября 1892 г.”

Нельзя не отметить этого отрадного явления тем более потому, что г. Пиккеринг, один с немногими, подчиненными ему фельдшерами, почти на сорокотысячное население, с полнейшей самоотверженностью боролся с этой страшной непрошенной гостьей, разъезжая днем и ночью с одного конца селения в другой, без различия звания и состояния заболевших, и нередко сам подбирал заболевавших холерою на дороге садил с собой в экипаж, отвозил в холерный барак и отваживался с неутомимой энергиею.

Дай Бог побольше таких человеколюбивых тружеников!”.

Другой немецкий район стал возводиться у нас во время войны на улице Орджоникидзе. Здесь появились дома, построенные немецкими военнопленными. Но это уже другая история.

                

Евгений Ренев, кандидат исторических наук