Улица Удмуртская. Тихий свет веры.
07.06.2017

Как уже рассказывалось в одном из недавних номеров «Любимой Газеты», сто лет назад проходила улица Удмуртская (тогда улица тринадцатая) по самой окраине Ижевска. Два главных сооружения определяли ее – Троицкая церковь и расположенное вокруг нее Троицкое же кладбище.

 

Троицкая церковь

Троицкое кладбище пришло на смену первому месту упокоения ижевцев – оно располагалось на месте Свято-Михайловского собора. Но завод быстро рос, со здравоохранением было не очень и кладбище перенесли на более обширные и отдаленные пространства. Первое здание Свято-Троицкой церкви появилось в 1784 году и поначалу было деревянным.

В 1814 году его сменил «усердием горожан» храм из камня, построенный по проекту знаменитого для Ижевска зодчего Семена Дудина. Церкви этой повезло больше других — она не была снесена и закрывалась лишь в 1938-1945 годы. После сноса Михайловского собора, переделке собора Александро-Невского в детский кинотеатр «Колосс», сносу или передаче под производственные нужды других ижевских церквей, осталось в столице Удмуртии всего две церкви (Троицкая и Успенская, тоже кладбищенская) и одна мечеть.
Не то что бы о них забыли, просто отнимать здания не решались – все-таки верующие Ижевска не сдавались и в самые-самые советские времена. Вот на что жаловался, среди прочего, уполномоченный совета по делам религий по УАССР Плотниковсвоему партийному начальству в марте 1979 года: «…За 2 последних года побывало на исповеди в русских православных церквах и старообрядческой церкви г. Ижевска более 65680 чел., в том числе в 1978 г. – 32728 чел., или 50,8 % от общего количества исповедавшихся в республике, из них: в Троицком соборе – 22900 чел., в Успенской церкви – 8033 и в старообрядческой церкви – 1795 чел. Приблизительное количество верующих на 1 января 1979 г. по г. Ижевску составляет около 32 тыс. чел. За последние годы среди населения г. Ижевска увеличивается религиозная обрядность, это видно из следующих данных за 1976–1978 гг. в процентах к количеству родившихся, бракосочетаний и смертей». При этом нужно отметить, что собственно жителей в Ижевске было тогда около 500 тысяч человек и признаться, что ты верующий требовало значительного мужества – с тобой сразу, что называется, начинали «работать и перевоспитывать».
Тем не менее православный Ижевск не сдавался. Из той же жалобы: «Если в целом по республике в1978 г. из 27574 родившихся детей, обряду крещения было подвергнуто 3368 чел., или 12,2%, то по г. Ижевску из 10076 родившихся обряду крещения подвергнуто 1261 чел., или 12,5 %, что на 0,3% больше среднереспубликанского. Из 16335 бракосочетаний обряд венчания по республике приняли 159 пар, или 0,9%, то по г. Ижевску из 5525 бракосочетаний обряд венчания приняли 57 пар, или 1,1%, что на 0,2 % выше республиканского. Из 16770 умерших с обрядом отпевания по республике было похоронено 8476 чел., или 50,5%, то по г. Ижевску из 4330 умерших с обрядом отпевания похоронено 3109 чел., или 73,1%, что на 22,6% выше республиканского. Если по республике в целом в 1978 г. в сравнении с 1977 г. обрядность несколько снизилась, то по г.Ижевску она возросла. Так, обряд крещения по республике снизился на 1,9% , а по г.Ижевску он возрос на 0,9%. Количество школьников, принявших обряд крещения, по республике снизилось на 34 чел., а по г.Ижевску возросло на 44 чел., или на 2,6%». Как видим, стояли за веру и юные ижевцы.
Но власти были горазды на разного вида подлянки. Одной из них было снятие колоколов с главной на то время церкви Удмуртии – Свято-Троицкой. Особенно жалким с их стороны казалось разрешение на замену их на колокольне на их изображения, нарисованные на холстах, которые были натянуты в окнах колоколен. Другая, - если не смогли сломить живых, то отыгрались на мертвых.

 

Спортивный квартал на кладбище
Главное кладбище Ижевска было устроено вокруг именно Свято-Троицкой церкви. По разным подсчетам, с начала 19 века не менее ста пятидесяти тысяч ижевцев упокоились на нем. Простые, не очень простые и совсем простые люди – всем хватало места – и православным, и старообрядцам, многочисленным иностранцам, как протестантам, так и католикам. Здесь лежали и один из создателей Ижевского оружейного завода и самой Троицкой церкви, Александро-Невского собора, Арсенала Семен Дудин, великий инженер-самоучка Марко Колмогоров, немецкая оружейная династия Боде, герои Ижевского антибольшевистского восстания – как красные, так и белые, погибшие в боях или замученные друг другом. С тридцатых годов прошлого столетия началось постепенное, но верное разрушения кладбища, которое было завершено строительством на нем Ледового дворца, стадиона «Зенит», плавательного бассейна и других физкультурных сооружений. Даже у знаменитого некогда общежития ижевских машиностроителей на Удмуртской, 233 спортивную площадку, будто специально на кладбище разместили. О чем и сообщили комсомольская проверка старшим товарищам в 1958 году: «…территория, прилегающая к зданию общежития, озеленена, но не полностью, подходы не асфальтированы, имеется волейбольная спортплощадка на территории старого кладбища. Работа по благоустройству производилась силами проживающих».
По-видимому потому и не добились наши разнообразные физкультурники – от футболистов до хоккеистов каких-либо заметных успехов в своих делах. Пути, на которых они гоняют мяч или шайбу «проложены мертвыми и для мертвых», как говорилось в одной великой книге.
Но и после того, как кладбище было разрушено мертвые его не обрели покоя. В конце семидесятых годов между корпусами УдГУ через Удмуртскую проложили подземный переход. Строили москвичи. В выкопанном ими котловане были видны бесконечные ярусы могил.


За Удмуртию и Ижевск перед Богом заступник
Есть в Свято-Троицком соборе некое место, от которого исходит поток светлой силы. Это могила внутри него - архиепископа Ижевского и Удмуртского в 1952—1958 годах Ювеналия, в миру Ивана КельсиевичаКилина.Родился будущий архиепископ Ювеналий (в схиме Иоанн) в 1875 году в небольшом селе Арзамасцевов 40 км от Сарапула в семье священника. Еще в юности выбрал путь служению Богу и людям. Об огромном духовном авторитете отца Ювеналия говорит то, что в 1903 году (то есть в неполные 28 лет) он принял участие в открытии и канонизации мощей святого Серафима Саровского. Во время смуты в 1919 году ушел вместе с противниками антихристианской власти за границу в Китай. Здесь он служил епископом в храмах городов и провинций, где было русскоязычное население: Синьцзян (в 1935 г. он был хиротонисан именно в епископа Синьцзянского), Шанхай, Харбин - издавал журнал «Небесный хлеб», пользовавшийся популярностью в эмигрантской среде и т.д. Именно в этих городах и весях Поднебесной нашли в то время пристанище участники Ижевско-Воткинского восстания и их сторонники из удмуртских деревень, они и стали духовными чадами отца Ювеналия. Наверное и потому он согласился вернуться в СССР после победы коммунистов в Китае и приглашении ему вернуться на Родину в 1947 году от высшей духовной власти- Святейшего Патриарха Московского Алексия Первого (Симанского). Это возвращение он сам назвал «дивное чудо милости Божней, которое понять лишь человеку, прожившему тяжкие годы отрыва от родной земли». Через пять лет он вернулся и на свою малую Родину, где возглавил духовную кафедру и стал архиепископом Удмуртским и Ижевским. Именно при нем, когда после смерти Сталина Хрущев начал новые гонения на церковьЮвеналий стал местным пастырем. Но еще за год до этого в конце июля – начале августа 1951 года посетил Удмуртию. В Ижевске в кафедральном Троицком Соборе он провел службу, на которую пришло до 1500 человек. После чего отправился в Сарапул, где тоже провел службу при огромном стечении верующих и неверующих. Отслужив службу владыка имел привычку раздавать деньги нищим.
Скончался владыка Ювеналий28 декабря 1958 года. По воспоминаниям современников, «причастившись Святых Таин, владыка обратился к своим близким и попросил их спеть прокимен: «Пойте, Богу нашему пойте, пойте Цареви нашему, пойте». На 3-й раз он сказал: «Вот наша новая земля, вот наш новый мир», и умер».
Долгие годы верующие Ижевска и Удмуртии обращались к отцу Ювеналию с молитвой у его гроба за помощью, как «человеку святой жизни» и «великому праведнику». Говорят, что их молитвы никогда не оставались без ответа.

Евгений Ренев, кандидат исторических наук