Улица номер тринадцать
17.05.2017

Еще до Октябрьской революции улица № 13, сегодня известная всем как улица Удмуртская, являлась лишь окраиной поселка Ижевский завод.

 

К улице Удмуртской

 

Но прежде, чем принять имя нашей республики, она сменила еще целый ряд имен. С 1 января 1918 года часть улицы – от современных Ленина до Кирова носила имя «первого красного офицера» Климента Ворошилова. В 1937 году эта улица была вновь переименована и получила имя болгарского коммуниста, героя тех времен Георгия Димитрова. Только 5 марта 1970 года по решению исполкома городского совета Ижевска эта часть улицы Димитрова и современного Воткинского шоссе (та ее часть, что до этого именовалась Пазелинкой или Пазелинской, т.к. именно в указанном направлении на север она шла) переименовывается в Удмуртскую улицу.

Но уже парой-тройкой лет ранее будущая Удмуртская начала преобразовываться в то, что мы видим сегодня. До этих же пор эта улица была узкой, почти сплошь застроенной деревянными домами. А с конца шестидесятых годов прошлого века прежняя улица № 13, а вслед за ней и Пазелинка, стали решительно превращаться в главную транспортную артерию не только Ижевска и Удмуртии, но об этом несколько позднее. Пока же о том, что вопрос этот давно назрел.

 

По старым ижевским дорогам

 

Уже к концу 19 века в поселке Ижевский завод стали назревать серьезные проблемы с транспортной логистикой. Мало изменилось положение и на начало прошлого века. Вот как описывала типичный ижевский дорожный пейзаж уездная газета «Прикамская жизнь»: «Особенно сильно бросается в глаза место свиного отдохновения в Пуренговом проулке, вблизи Базарной улицы, у полицейского поста. Здесь от конского помета, вытекающего из конюшен содержателя земской станции Брекотина, образовалось озеро густой вонючей грязи, в котором можно встретить несколько купающихся свиней». Пуренгов переулок – это современная улица Пастухова, ну а Базарная улица – сегодняшняя ул. Карла Маркса. И тогда, и сегодня – самый центр Ижевска. Та же газета поведала своим читателям о делах дорожных в этом центре: «15 марта ямщик содержателя Стригина, проезжая с пассажирами по Узенькому переулку между Куренной и Базарной улиц, утопил кошевку и подмочил багаж. Пришлось распрягать лошадей и при помощи посторонних лиц вытягивать кошевку со злополучными пассажирами из воды». Куренная (Красная) и переулок Узенький (Интернациональный) тоже места, так сказать, центровые. Можно представить каково было состояние с путями в других районах Ижевска.

Кажется, именно тогда появился термин «ижгрязь» для характеристики наших пространств. Ни царская, ни советская власть долго с ними ничего поделать не могли. По рассказу нашего краеведа Игоря Кобзева даже автомобиль, в котором ехал один из первых (формально) руководителей страны М.И. Калинин застрял в нашей грязи на выезде из Ижевска в сторону Воткинска так, что «всесоюзному старосте», как Калинина тогда называли, пришлось самому его выталкивать. Таким же образом до него застрял, но уже на въезде в Ижевск с того же воткинского направления будущий руководитель Советского правительства В.М. Молотов. После чего устроил разнос своим местным партийным товарищам. Но против их железобетонного аргумента в стиле Альхена из «Двенадцати стульев», «что кредитов недостаточно отпускают…» и ему возразить было нечего.

 

Правильная перестройка

 

Со словом «перестройка» связано в сознании нашего народа мало что хорошего. Но вот превращение одной из самых запущенных улиц Ижевска в его главную транспортную артерию (и не только) был перестройкой правильной. Где-то с середины шестидесятых годов будущую улицу Удмуртскую стали планомерно расширять, перенаправив сюда все возможные силы – от наших до призванных с остальной страны. Один из первых заметных результатов - 50 лет назад по ее асфальту, а именно 6 ноября 1968 года проехал первый в городе троллейбус марки ЗиУ-5 (расшифровывается как «Завод имени Урицкого», что в Саратове). Маршрут его был самым понятным - из центра города до улицы Воткинское шоссе, то есть до другой новостройки – района Буммаш, о котором мы уже рассказывали в «Любимой газете». И маршрут этот, № 1 – был тогда и единственным.

Параллельно шла застройка вдоль Удмуртской типовым жильем, так называемыми «хрущевками» - в основном «панельками» вперемешку  с некоторым количеством кирпичных пятиэтажек. Жилья, по сегодняшним понятиям, неказистого, но для тех времен, когда страна и Ижевск, что называется, вставали на крыло – вполне приличного. Именно в такую «панельку» переехали тогда – то ли в конце 1968 года, то ли в начале 1969 с улицы Советской (бывшей Троицкой) и мои родители. Так что, можно прямо сказать, что перестройку бывшей улицы № 13 я наблюдал своими детскими пытливыми глазами. Что они запомнили? Огромные горы гравия на улицах Кирова и Удмуртской, катки и асфальтоукладчики, снующие туда-сюда самосвалы и т.п. Но больше всего нам хотелось дружить с солдатами самого страшного вида войск Советской армии, которым из-за их свирепости по легендам даже оружия не выдавали. Проще говоря – со стройбатом, который самым решительным образом за Удмуртскую бился – копал траншеи вдоль нее, занимался дорожными работами и т.п., осаждая и приводя в чувство и тогда, не мене дерзкий, чем сегодня, блок НАТО. Мы таскали этим неукротимым бойцам мороженое и газировку, за что они иногда нам дарили звездочки со своих пилоток. И мы тоже, как бы, становились таким образом рядом с этими грозными воинами. А мне и вовсе их сержант подарил пилотку (очевидно списанную или оставленную кем-то из тех, кто ушел на спецзадание в тыл врага и не вернулся). Ее я пару начальных классов с гордостью и носил, наполняясь чувством пренебрежения, или даже презрения к далекому классовому и идеологическому врагу. Две звезды таким образом озарили мой дальнейший путь – звезда этой пилотки с непременными серпом и молотом и октябрятская звездочка с портретом вождя мировой революции в детстве. Помните – «когда был Ленин маленький, с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной»?

 

Моря детства и замки

 

Результатом масштабного строительства было появление на его пространствах обилия котлованов разной глубины, которые были почти постоянно заполнены водой. Но если для старушекони были предметом неудовольствия и разных неприятных приключений, то для детворы водным ресурсом, подлежащим непременному освоению. Из дверей и бревен снесенных и сносившихся здесь «деревяшек» конструировались плавные средства разных конфигураций, моряки которых не только осмеливались путешествовать вдоль берегов, то есть осуществлять примитивное каботажное плавание, но и смело рассекать от берега к берегу. Бывали и крушения, но товарищи матросы с соседних плотов в беде своих никогда не бросали.

Остатки же деревянных домов, как, например, большущего бывшего дома, что находился на месте нынешних детских садов на выходе переулка Широкого на Удмуртскую и вовсе превращались в рыцарские замки. За них шли целые сражения, между организованными по дворам рыцарскими орденами. Тут были и свои тамплиеры, и госпитальеры, и даже тевтонцы – вот что делает любовь к чтению – ведь никакого интернета, гаджетов и т.п. вредных западных изобретений тогда не водилось. Для этих боев изготовлялись щиты, деревянные мечи (лучше всего для них подходили доски от ящиков), копья (идеальный вариант – древко от флага, утащенного с демонстрации) и даже шлемы. Жертв не было – кроме случайно расквашенных носов. Но рыцарское ремесло - дело суровое!

Но главным замком улицы Удмуртской в то время был немного потускневший сегодня дом с башенками на пересечении ее с улицей Советская на правую руку от Троицкой церкви. Построен он  был сразу после войны пленными немцами на месте снесенных домов священников этого храма.

 

Евгений Ренев, кандидат исторических наук